Feeds:
Записи
Комментарии

Реанимационное

Очень странно писать на блог, который забросил почти 7 лет назад. Чуть меньше года после написания последнего поста в этом блоге я прошла 3 интервью по телефону с австралийской компанией и получила в ней работу. Компания спонсировала сначала мою временную рабочую визу, а потом и постоянную. Через несколько месяцев я буду отмечать 6-летнюю годовщину моего переезда в Австралию. Недавно завела новый блог, на английском языке и пишу там совсем о другом предмете, хотя по-прежнему работаю IT-консультантом.

Было странно, но интересно время от времени получать уведомления о комментариях на этот блог (сейчас они почти совсем прекратились), один из них называл меня наивной особой или что-то вроде того. Я никогда не считала наивность особым пороком; как раз наоборот, во многом она мне помогала в жизни, и если я чуть больше иногда доверяла людям, чем они заслуживали, зато это дало мне шанс сблизиться с теми, кому я в противном случае ни за что не открылась бы. Да и в работе я, по большому счету, выбрала некоторую наивность вместо характерного некоторым людям в России циничного подхода. В частности, без всяких знакомств и наводок подалась на вакансию в Интернете, а в итоге оказалась в Австралии, где жить мне очень нравится.

Иными словами, будьте наивны и не бойтесь мечтать. Циников и так полно, и уж они везде найдут как проявить свой ум, в любом поступке разыскивая корысть, в любом человеке — самое худшее, в любой работе — грязь. Да, мир несовершенен, в нем много некрасивого и страшного, есть и мелкая подлость, есть немотивированная злоба. Вместе с тем, есть и красота, и любопытство, и стремление больше узнать друг о друге. Есть добрые, отзывчивые люди, есть увлеченные энтузиасты. Как ни банально, мы сами выбираем, что из этого преумножать.

Достопримечательности

Подход к осмотру достопримечательностей у меня всегда был несколько хаотический. Планы, маршруты и методичное исследование одного памятника культуры за другим – это куда менее интересно, чем спонтанные пешие прогулки, в ходе которых можно посетить то, что показалось стоящим внимания. Кого-то разные друзья и знакомые тащили в одно и то же место дважды, а то и трижды. Меня такая участь миновала. Кстати, пунктуальный немец – это такая же легенда, как и русский, который пьет водку по утрам…

Конечно, самая главная достопримечательность Сиднея – дом оперы. Я фотографировала его с парома, вблизи и издали, в самую разную погоду, специально и случайно. Видела я его каждый день, так что в итоге он примелькался и стал чем-то родным и знакомым. Сиднейская башня особо не впечатлила, гораздо больше понравился Ботанический Сад. Мост (the Coathanger) я тоже пересекала каждый день… но про него чуть позже, потому что с ним все получилось по-особенному.

Китайское

Chinese Garden

В Сиднее большой Чайна-Таун, и редкий турист обходит его стороной. Здесь самые дешевые сувениры, в том числе и те, на которых написано «Сделано в Австралии». Здесь кругом китайские лица и надписи на китайском языке. Наконец, здесь огромное количество китайских ресторанов. Порции большие, есть можно по-азиатски (палочками быстро-быстро закидывать еду в рот, низко наклонившись над тарелкой) или так, как это делают туристы – неторопливо и европейскими столовыми приборами. Кстати сказать, не обладая особым стремлением найти как можно больше разнообразных мест для принятия пищи, я умудрилась в Сиднее поесть мексиканской, испанской, индийской и китайской пищи (японская тоже повсюду, как и в Питере, впрочем), хотя больше всего в глаза бросаются бесконечные фаст-фуды.

Интереснейшее место – Китайский сад, подаренный Сиднею Китаем в знак вечной дружбы. Чудесные виды, располагающие к медитации, красота и покой. Посреди сада есть небольшой павильон, где китаец, знающий даже несколько слов по-русски, едва ли не силой надевает на проходящих девушек и дам китайские одежды и отправляет дефилировать по саду. Потраченных денег не жаль, фотографии получаются изумительные, но через некоторое время головной убор начинает сильно давить на голову. Тяжела была жизнь светских дам в Китае. Если вспомнить, что обувь у них тоже была далеко не самая комфортная, становится не по себе. Вспоминается старинный варварский обычай ломать ступни подрастающим девчонкам, чтобы те не могли убежать от своих хозяев.

Перед закрытием сада по нему начинает ходить женщина в полицейской форме, вежливо, но настойчиво выдворяя задержавшихся посетителей. Уходить, честно говоря, не хотелось.

Зоопарки

Поскольку кенгуру по улицам Сиднея не бегают, общаться с ними и прочей местной фауной приходится в зоопарках. Я побывала в Коала Парке и зоопарке Таронга, и трудно сказать, где мне понравилось больше.

Ехать в Коала Парк нужно на машине. Этот парк совсем небольшой, тем и хорош, потому что концентрация впечатлений очень высокая. Первым делом, конечно, коалы. На них можно смотреть, их можно кормить, гладить и с ними фотографироваться. Дело свое коалы знают хорошо, а дело их известно какое – свернуться в клубочек, вцепившись в дерево, и спать. Вокруг ходят туристы, временами слегка даже подвывающие от умиления.

Нельзя пропустить валлаби, малых кенгуру. В Коала Парке их несколько видов, но самые чудесные, конечно, это те, которых разрешается кормить. Зверьки мгновенно окружают туристов, в руках которых есть еда, и без всякого стеснения начинают есть, отпихивая друг друга носами. Пять кенгуру, одновременно поедающие пищу из твоей руки, легко создают впечатление того, что им без тебя жизнь не мила.

Здесь же можно посмотреть, как стригут овец. Пахнет из их павильона не очень приятно, зато человек, их стригущий, рассказывает всякое интересное и довольно бесцеремонно крутит остригаемую овцу. Сама овца, будучи остриженной, выглядит довольно жалко и беспомощно. Любопытные и любознательные со знанием английского языка после острижки не уходят, а продолжают общение с хозяином шоу. Тот несколько расстроился, узнав, что среди нас нет новозеландцев, над которыми можно подшучивать, на что группа туристов из Нью-Йорка предложила ему издеваться над одним из них, англичанином. Однако пастух, сам шотландского происхождения, махнул рукой и сказал, что это совсем не то.

Собака пастуха ловко гоняла овец по загону и ловила бумеранг. Бумеранг, брошенный ловкой рукой пастуха, действительно возвращался назад, но ни разу не ударил его по затылку, хотя и такое, говорят, случается. На фоне ходили невозмутимые эму, поглядывая на овец с некоторым презрением.

А еще в Коала Парке я видела неожиданно активного вомбата. Вообще-то днем они спят, в зоопарках у них для этого есть бочки, но этот еще только укладывался, потому что утро было раннее. Говорят, если машина наедет на вомбата, на ней останется вмятина, а вомбату вреда не будет никакого, поскольку он весь – клубок мышц.

Зоопарк Таронга – место совсем другое. Туда можно добраться на пароме, и народу там значительно больше. Вообще там всего больше – зверей, пространства, людей… Мы пошли туда вшестером – трое русских, трое немцев, причем получилось так, что я прибилась к немцам, а не к русской парочке. В итоге Надя с Максом пробежали зоопарк очень быстро, всюду побывали и все сфотографировали, мы же по парку шли медленно, не спеша, разморенные солнцем, возвратились на шоу тюленей, прокатились на канатной дороге, ели мороженое… Вышли из зоопарка мы на два часа позже Нади и Макса, а они слали мне взволнованные SMS.

Сходили мы и в аквариум, и мне там понравилось, хотя я этого и не ожидала. Персонажи «В поисках Немо» и прочие обитатели Большого Барьерного рифа, конечно, затмили красотой всех, но и огромный аквариум с акулами, скатами и прочими большими тварями тоже впечатляет. Интересно, как они чистят этот аквариум? Трудно забыть огромного крокодила, на которого можно посмотреть как с первого, так и со второго этажа, причем сверху есть табличка «Не входить. Если вас не убьет падение, это сделает крокодил». Впечатляет и стенд с подробностями о том, какой ущерб может причинить один-единственный полиэтиленовый пакет, брошенный в воду. Неслучайно в Австралии с пакетами борются, и вместо этого предлагают специальные многоразовые сумки. В зоопарке тюлени демонстрируют детям, что мусор нужно выбрасывать в контейнеры, и такое воспитание совсем не раздражает.

Восхождение на мост

Habrour Bridge

Мост, который местные с любовью называют «Вешалкой», известен не хуже сиднейского дома оперы. Он возвышается на 134 метра над уровнем моря, и знаю я это потому, что я на него взбиралась.

Удовольствие это не из дешевых, но стоит того. Вам выдают специальные костюмы, которые надевают на голое тело, а также парашют – на всякий случай. По крайней мере, именно так я обычно начинаю свой рассказ о восхождении на мост. На самом деле костюм надевается поверх летней одежды, а парашют вам не понадобится, так что никому его и не дают. За всю историю моста два человека прыгали с него с парашютом. Один из них выжил.

Перед восхождением проводится инструктаж, частью которого является проверка на трезвость. Необходимо также заполнить анкету и расписаться в том, что инструктаж понял и ответственность осознаешь. Всем выдают рации, причем наушники не нужно вставлять в уши – вместо этого они передают звук через скулы, по кости. Ощущения сильные и весьма необычные. Гид рассказывает очень много интересного про мост во время восхождения. Рассказывает, разумеется, по-английски – неплохая практика, 3 часа аудирования, под конец внимание иногда начинает рассеиваться. Запомнился рассказ про французского человека, известного под прозвищем Спайдермен, залезший на мост нелегально и своим путем. Говорят, гиды, которые работали там в тот день, перепугались не на шутку.

Само восхождение мне страшным не показалось. Слегка напугать может самая первая часть восхождения, потому что на этом участке очень хорошо видна земля довольно далеко внизу. На самой вершине стоять вовсе не страшно, и вид там потрясающий.

Всем тем, кто забрался на мост, дают соответствующие сертификаты (между прочим, в нашей группе я была единственной иностранкой). Фотоаппараты брать с собой не разрешают, вместо этого можно купить те фотографии, которые делает гид. Забрав фотографии, сертификат и купленный мной магнит на холодильник, я побежала в направлении The Rocks, где меня ожидало продолжение вечера…

На этом я заканчиваю рассказ о моей поездке в Сидней. Надеюсь, я еще вернусь в Австралию, и тогда… А пока блог возвращается в обычный режим.

Our Advanced classЗакончить мою сагу этой частью не удалось, но следующая будет последней, обещаю! Зуб даю… хотя нет, зубы мне слишком дороги, во всех смыслах.

Предыдущие серии:

Первая часть
Вторая часть
Третья часть

Образование

Стоит ли ехать в языковую школу в Австралию на четыре недели? Можно ли достигнуть значительного повышения уровня владением языка за такой срок? Признаюсь честно, я с самого начала была преисполнена скепсиса по этому поводу. Я не ожидала многого от языковой школы, хотя мне был обещан интенсивный курс и ежедневные домашние задания. Для меня поездка была в гораздо большей степени возможностью увидеть Сидней в разгар лета, проникнуться средой, увидеть страну, о которой я так много слышала, встретить новых людей… и, разумеется, испытать себя серфингом.

Не могу сказать, что я ничему не научилась в классной комнате. У нас сменилось несколько преподавателей, и последний из них, обаятельный австралиец, проводил интересные дискуссии и научил нас чудесному австралийскому выражению “He can talk under six feet of wet cement with a mouth full of marbles”. Такой тип обучения мне нравился гораздо больше, чем методичное следование учебнику (мы использовали Inside Out Advanced, о котором я никогда до этого не слышала), разбавляемое, правда, интересными заданиями из курса для подготовки к CPE. Грамматические упражнения казались слишком легкими, а потому нудноватыми, и обсуждения в группах не всегда увлекали. С другой стороны, были и приятные сюрпризы. Кроме того, в последнюю неделю у нас начали сменяться учителя, и мы с радостью включились в игру «Угадай, из какой страны новый преподаватель» (в хронологическом порядке: австралийка, англичанин, южноафриканец, ирландец, австралиец).

Разумеется, если бы мы не шатались по Сиднею все свободное время (а в какой-то момент я начала сбегать с последних занятий, поскольку мой класс по выбору оказался слишком легким), а вместо этого усиленно занимались в центре для самостоятельных занятий, где была уйма дополнительных материалов, прогресс в английском мог бы быть более ощутимым. Единственная японка в нашей группе так и делала, и я постоянно видела ее занимающейся в компьютерном классе. Правда, она уже до этого жила в Сиднее год, а в этот раз собиралась провести там еще полгода, так что по ее уверениям, она видела там практически все. В реальности, однако, такой стиль очень характерен для многих азиатов. Многие из них едут прямиком домой после занятий, делают домашнее задание в своей комнате, ужинают и уходят снова в свою комнату. Кроме того, японцы почти никогда не покупают сувениры, потому что в их маленьких квартирах нет для них места. Европейцы ведут себя совсем иначе, и большинство немцев в нашей группе трогательно просили учителей давать поменьше домашней работы.

Впрочем, больших проблем с академическим английским у меня никогда не было. Мне проще рассуждать на сложные абстрактные темы (желательно те, в которых я что-то понимаю), чем поддерживать повседневные беседы. Не хочется, чтобы акцент сразу же выдавал в тебе иностранца, когда что-то спрашиваешь в автобусе. Стремление сказать все как можно более естественно, так, как бы сделал это носитель языка, порой приводит к прямо противоположному эффекту, что довольно забавно. Через некоторое время, однако, я освоилась и почти избавилась от неловких пауз, в которые я думала, как бы поестественнее сказать хозяйке, что я не успеваю позавтракать, потому что опять проспала и мне надо бежать на остановку с мокрыми волосами. Просто передать смысл было несложно, хотелось большего. Через пару недель почти исчезло мое американизированное “r”, и слово “water” превратилось из “woddr” в “wotah”. Не могу сказать, что стала звучать, как австралийка, тем более, некоторые из них говорят с весьма специфическим акцентом, и их бывает нелегко понять. Особенно запомнилась парикмахерша и один из инструкторов по серфингу, которых приходилось даже пару раз переспросить.

Были и обратные ситуации. Одна девушка в нашей школе привыкла общаться на английском языке в повседневных ситуациях и очень уверенно говорила, используя исключительно Present Simple для всех возможных ситуаций. Носители языка ее отлично понимали. Вместе с тем, из того, как она делала домашние задания, было понятно, что она не понимает сути упражнений вообще. Объяснения на английском языке ей мало помогали, и многие задания она делала наугад, так, как казалось ей правильным из опыта общения. Интуиция ее нередко подводила. Другая девушка, маленькая русскоязычная кореянка, очень уверенно общалась в ресторанах, тут и сям используя двойные отрицания и ничуть не переживая из-за явного славянского акцента. Ее австралийцы также понимали без трудностей. Мне также известен пример, когда за 4 недели немецкий студент перешел с уровня Intermediate на уровень Upper-Intermediate, потому что действительно вникал в то, что изучает. И почти все студенты, желающие звучать аутентично, тут же заразились австралийским “No Worries”, которое можно услышать там повсюду.

В целом можно сказать, что за 4 недели выучить можно не так уж мало, но проводить все это время, уткнувшись в книгу или монитор, просто глупо, поскольку так изучать язык можно и не выезжая из родной страны.

Образование в Австралии, конечно, не ограничивается языковыми курсами. Здесь огромное количество вузов, дополнительных профессиональных курсов, школ MBA. Далеко не все австралийцы рвутся получать высшее образование. Во-первых, потому, что сразу после школы можно пойти работать и зарабатывать вполне приличные деньги, вполне сравнимые с тем, что вы получите после окончания вуза. Австралия в этом отношении – страна особая, здесь «голубые воротнички» не так редко получают зарплату, которая выше той, которая достается офисным работникам. Во-вторых, в австралийских семьях не принято оплачивать обучение детей в вузе (исключение составляют семьи иммигрантов). Студент берет у государства заем, который потом ему предстоит выплачивать.

Соответственно, в университетах страны учится огромное количество иностранцев. Для многих из них (особенно азиатов) это еще и наиболее простой способ получить гражданство в стране. Без иностранцев многие вузы закрылись бы. Справедливо, впрочем, и другое – из закрывшихся университетов подавляющее большинство было бы из числа тех, которые дают образование отвратительного качества. Наш австралийский преподаватель не без горечи говорил о том, что многие приезжающие студенты не владеют достаточными языковыми навыками, а планка все снижается, поскольку учебные заведения не хотят потерять потенциальных студентов и их деньги. Потому качество образования в Австралии падает. Порой доходит до смешных ситуаций, когда человек, получивший несколько степеней магистра, едва-едва объясняется по-английски.

Окончание следует…

PossumПервая часть здесь, вторая — здесь.

Барбекю

В самых отдаленных местах, даже на пустынных пляжах, стоят плиты для барбекю. К ним проведено электричество, и в любой момент можно придти, включить плиту и начать что-нибудь жарить. Никто плиты не ломает и не пытается воровать подведенное к ним электричество или кабель каким-нибудь особо извращенным способом. Вечерами в хорошую погоду около плит образуются небольшие толпы, люди поджаривают мясо, болтают и пьют пиво или вино. По окончанию барбекю все чистят за собой плиты и убирают мусор. Кстати, даже здесь мусор, скорее всего, нужно будет отсортировать для переработки.

Наши барбекю проходили на Шелли Бич. Сложив рюкзаки на ближайшую скамейку, мы с удовольствием жарили хлеб и разные виды мяса, заранее закупленные в супермаркете и готовые к жарке, запивая все это пивом и вином. Мясо кенгуру оказалось вкусным, хотя пробовали мы его с опаской (а для меня это и вовсе вид каннибализма). Вокруг плит собрались люди из самых разных стран, от Дании до Бразилии, впрочем, в нашей компании, как всегда, преобладали немцы.

Когда начало темнеть, Даниэль стал привлекать наше внимание жестами и громким шепотом. На одной из тропинок сидел странный зверек – опоссум. Застеснявшись всеобщего внимания, он убежал. Когда потемнело окончательно, количество опоссумов быстро выросло, и самые смелые из них стали подбегать прямо к нам. Обрадовавшись возможности кого-то покормить, я накинулась на них с кусками булки, кою они уверенно стали пожирать прямо из моей руки. Те опоссумы, что еще сидели на деревьях, легко слезали с них, завидев белый хлеб. Фотографировали зверушек все без исключения, а те только отворачивались от вспышек, когда успевали.

Неожиданно в куче наших рюкзаков что-то зашевелилось. Маленький, но шустрый опоссум залез в чей-то рюкзак, вытащил из него длинный французский батон и рванулся в кусты! Батон был ему явно великоват, так что он его быстро потерял. Мы пытались отдать ему батон обратно, но он нашего доброго намерения не понял и удалился весьма проворно, словно нашкодивший кот.

Когда мы уже собирали свои вещи, в одном из мусорных баков началось какое-то шебуршание, сопровождаемое жалобными и пронзительными криками. «Там кто-то застрял», — заволновалась я, после чего один из немцев освободил бестолкового опоссума, залезшего в один из контейнеров.

Мы не американские реднеки, потому жарить опоссумов мы не стали.

Ночная жизнь

Очень многим не нравится, что ночная жизнь в Сиднее заканчивается довольно рано. Никто не гуляет всю ночь до утра, клубы закрываются очень ранним утром. Я сама к тому времени обычно добиралась до дома и забывалась мертвым сном (в будний день я вставала около 6.15). Никогда не была любительницей злачных мест, но не приобщиться к ночной жизни Сиднея было бы странно.

В пару мест меня не пустили, и вовсе не из-за пресловутого фэйс-контроля. В первый раз я по наивности не взяла с собой никаких документов, потом пару раз брала только студенческую карточку, в то время как во многих клубах требуют паспорт или водительские права для того, чтобы точно убедиться в вашем совершеннолетии. Особенно это касается всяких сомнительных местечек на Кингс Кросс. В более респектабельных местах на Дарлинг Харбор документы порой и совсем не спрашивают, могут также удовлетвориться студенческой карточкой. Запомнилось, как в одном из клубов меня спросили, откуда я, и прокомментировали: “Russians we love”, из чего я заключила, что соотечественники успели побывать и здесь.

По вторникам огромное количество студентов из нашей языковой школы отправлялось в совершенно сумасшедшее место под названием The Gaff. Перед этим клубом начиная с восьми вечера стоит очередь, которая становится все длиннее, а движется все медленнее. Сам клуб состоит из двух частей, и чтобы спуститься вниз, нужно постоять еще в одной очереди. С девяти до десяти там, внизу давали бесплатные напитки, после чего веселье начиналось по полной. Люди пьют, курят, танцуют, хохочут и целуются, все это под оглушительную музыку. Любители зрелищ фотографируют конкурс мокрых футболок, среди участниц которого почему-то много голландок. Те, кто не забылся в алкогольном угаре или не нашел себе пары, шлют сообщения по мобильным телефонам или отправляются в другие места.

The Gaff расположен на Оксфорд Стрит. Эта улица в ночное время представляет собой интересное зрелище. Традиционно здесь располагаются гей-клубы, и просто прогуливаясь по ней, можно увидеть весьма интересных персонажей. Жизнь кипит, бурлит и пенится. Вокруг огни, шум и прочие атрибуты красивой жизни.

А более традиционное (во всех смыслах) австралийское времяпрепровождение – pub crawling. Выпиваете в одном пабе и ползете в следующий, и так пока не дойдете до кондиции. Правда, пабы ассоциируются уже не с Оксфорд Стрит, а скорее со знаменитым районом the Rocks.

Одежда

Австралийцы одеваются, скажем так, своеобразно. Первый шок я испытала в первый день учебы, когда я увидела на остановке женщину в деловом костюме, с рюкзачком и в шлепанцах на босу ногу. С рюкзаками тут ходят все, и никого не волнует, сочетается ли он с брюками и белой рубашкой или нет. Иногда можно увидеть человека в костюме и – о ужас! – кроссовках. Даже учитывая то, что они переобуваются в цивилизованную обувь на работе, выглядит это поначалу дико. Потом привыкаешь к тому, что шлепанцы считаются нормальным дополнением для любой одежды, включая вечернее платье. Иногда возможны вариации – например, некоторые люди вместо рюкзака везут с собой на работу небольшую сумку на колесиках.

Один русский молодой человек прокомментировал, что никогда бы не позволил себе ходить в мятой рубашке, как делают некоторые деловые австралийцы. Впрочем, мятыми ходят далеко не все. А вот пиджаков я видела очень мало – жарко все-таки.

Другой молодой человек, из Португалии, жаловался, что австралийки одеваются так, как будто специально хотят себя обезобразить. Текущая мода – платья с завышенной талией, которые любую девушку делают похожей на беременную. Если у нас принято скрывать недостатки и подчеркивать достоинства, то в Австралии такими условностями себя женщины не обременяют, а потому всегда любопытно посмотреть, что они на себя надевают. В общем-то, такая раскованность – где-то даже завидное качество.

Продолжение следует

If you see something, say somethingПервая часть — здесь.

Люди

Первое, что бросается в глаза, — обилие азиатских лиц, причем не только в Чайна-тауне, например, в Четсвуде большое азиатское сообщество. Многие учатся в университетах, другие родились уже в Австралии и говорят с безупречным австралийским акцентом. В языковых школах очень много японцев и корейцев. При этом на продвинутых уровнях корейцев практически нет, там преобладают немцы и встречаются японцы.

Немцев в Сиднее я встретила на удивление много. По большей части это туристы, и даже те, кто приезжает в языковые школы, по окончанию курса отправляются путешествовать по стране. Немецкую речь можно услышать повсюду – в клубах и барах, на пляжах и барбекю, в любых местах скопления туристов. Так что практиковать в Сиднее можно не только английский, но и немецкий язык. Сама я много общалась с веселой компанией немцев, которые научили меня есть сыр фета, пить смесь пива с лимонадом и нервно смотреть в глаза каждому человеку, с которым чокаешься – если этого не делать, то по немецкому поверью тебе обеспечено семь лет плохого секса. Говорят, французы тоже этому верят.

Запомнилась встреча с одним водителем автобуса. Случилась она в первые дни моего пребывания в Австралии. Мне показалось, что я пропустила свою остановку, о чем я сообщила водителю. Он меня успокоил и спросил, откуда я. «А я из Германии, — сказал он. – Правда, я был совсем маленький, когда мы сюда приехали. Но я видел русских, когда жив был еще Иосиф Сталин». Я подавила в себе импульс упомянуть своего деда, который тоже в свое время видел немало немцев, тем более, водитель был очень дружелюбен, рассказал мне о своей любви к Чайковскому (в то момент он, однако, слушал кого-то из венских классиков, не помню точно, кого) и явно расстроился, когда я вышла на своей остановке.

Австралийцы англо-саксонского происхождения тоже открыты для общения и всегда рады помочь, если спросить у них дорогу или что-то еще. Девушка в одном из мест, где мы покупали сэндвичи, поведала мне, что они не понимают произношения «томэйтоу», потому как они говорят «томааатоу». И подмигнула моей спутнице, которая пропустила эту речь мимо ушей. Вдоль пляжей бодро бегают молодые люди атлетического сложения, которых хочется провожать пронзительными взглядами. Много серферов, хотя огромных волн я в Сиднее не видела. Впрочем, о серфинге чуть позже.

Пиво австралийцы пьют, причем пьют очень немало. Их удивляет, если русский человек практически не употребляет алкоголя, впрочем, стереотип о русских и водке настолько распространен, что его приходится опровергать снова и снова. С корейцами обсуждать стереотипы проще всего, достаточно упомянуть их обычай есть собак.

В нашей языковой школе русских было очень мало, преобладали европейцы, южноамериканцы и азиаты. Да и вообще русскоязычных туристов в Сиднее не так много, мне они повстречались в двух зоопарках и Чайна-Маркете. В русские магазины на Бондае я заходить не стала.

Любопытно было наблюдать за одним деловым человеком на пароме, идущим в Мэнли. Я сидела недалеко и потому вынуждена была слушать его разговоры по мобильному телефону. Он очень любезно говорил с очередным собеседником, после чего извергал два-три грязных ругательства и звонил следующему. Другой человек, который мне запомнился, — охранник в Queen Victoria Building (QVB). Мой автобус уходил с одной из многочисленных остановок около QVB, так что я нередко направлялась к одной из скамеек внутри здания. Этот охранник спросил меня, не туалет ли я ищу, после чего две веселые кореянки попросили его их сфотографировать. Я улыбнулась, он это заметил, и мы разговорились. «Моя работа очень важна, — сказал он. – Эти люди могут завтра придти в магазин и что-нибудь купить. Главное – забота о клиенте!» «Вот он, CRM». – подумалось мне. Примерно через неделю я встретила того же охранника снова. На этот раз он ходил по своей территории, зажав в зубах внушительную сигару, все такой же довольный собой и жизнью. Он приветствовал меня как старую знакомую и рассказал, что такая работа – это верный способ быстро подзаработать деньжат, но для этого нужно быть гражданином страны. «Все сейчас помешаны на секьюрити, — сказал он. – Даже несмотря на то, что арабы, которые сюда приезжают, часто хорошо образованы и не собираются устраивать теракты».

Арабов я, кстати, видела мало и исключительно на пляжах.

Пляжи

Самый знаменитый пляж в Сиднее – Бондай. Это огромный пляж, всегда заполненный туристами, количество тел не поддается пересчету. Знатоки, говорят, предпочитают Куджи и Палм Бич, но в тот день, когда мы поехали на Куджи, поднялся сильнейший ветер – видно, не судьба мне полюбить этот пляж. Моим любимцем стал Мэнли, там я занималась серфингом, а на Шелли Бич мы устраивали барбекю. В итоге я купила себе футболку «I love Manly». В один из последних дней я шла в этой футболке, волоча за собой свежекупленную сумку на колесиках, и не сразу среагировала, когда незнакомый молодой человек, широко улыбаясь, провозгласил “Manly sucks”. “Manly rocks”, противоречила я ему мысленно уже в автобусе. Да, я и вправду люблю Мэнли.

Впрочем, на всех пляжах прекрасный песок, везде соленая вода, хотя размер волн может существенно отличаться. В волнах плавать очень трудно, потому главное развлечение толпы – прыгать в волнах. Делать это относительно безопасно между двух красно-желтых флагов, хотя волна может довольно сильно ушибить, если зазеваться. Следует остерегаться течений, которые с дикой силой утаскивают людей в открытый океан, акул, подплывающих порой довольно близко, и голубых бутылок – медуз, которые жалят, как пчелы. Спасатели предупреждают о большинстве опасностей, при этом спасатель, который свистит при приближении акулы в полтора метра длиной, считается паникером – такие акулы, говорят, не опасны.

Есть и отгороженные бассейны с морской водой, а также пляжи, подобные Шелли Бич, в которых волн нет, а потому можно плавать и нырять.

Серфинг

Я всегда мечтала заняться серфингом, хотя и слышала о том, как это трудно и опасно. Говорят, серферы часто ломают позвоночник и получают другие травмы. В Сиднее, однако, много школ серфинга, и в одну из них я записалась. Всего у меня было три занятия, каждое по два часа, и обошлось это в 130 австралийских долларов.

Серфинг – это очень непросто, даже с инструктором.

Костюм для серфинга (wetsuit) – вещь удивительно полезная, поскольку он защищает не только от холода, но и от многих царапин. Мне удалось встать и проехать на паре волн в первый же раз. Новичкам дают широкие и мягкие доски, которые не оставляют шрамов на лице даже в том случае, когда прилетают прямо в лицо незадачливому серферу. Вставать на них тоже проще. Нам рассказали об опасных течениях и голубых бутылках, после чего мы принялись отжиматься и вставать на доске, пока еще на берегу. На моем первом занятии кроме меня была только еще одна девушка, из Колумбии, а инструктор был расслаблен и невозмутим.

Когда мы вошли в воду, оказалось, что добраться до вожделенных волн не очень просто, потому что эти самые волны постоянно выталкивают тебя на берег и хорошо, если при этом ты не получаешь доской по голове. К счастью, доска крепится к ноге, иначе с доской бы я рассталась довольно быстро. Каждый раз, когда мне удавалось хоть немного прокатиться на волне, я издавала победный клич.

Доски для новичков не только мягкие, они еще и тяжелые, по крайней мере, для меня. С некоторым трудом я доволокла доску обратно до школы, после чего стащила с себя костюм и решилась посмотреть на подошвы ног. Большие пальцы снизу были стерты до мяса. Это уже нельзя было назвать мозолями, я чувствовала себя Русалочкой после того, как злая ведьма наградила ее ногами, но наказала болью при каждом шаге. Правда, в отличие от Русалочки, немотой я не страдала, а потому первые шаги после серфинга сопровождались жалобными возгласами «Ой-ой-ой». Вторая девушка мне сочувствовала, мы разговорились. Оказалось, что зовут ее Ольгой, но ничего русского в ней нет — она с родины Шакиры, Габриэля Гарсии Маркеса и моего любимого художника Ботеро. Несмотря на мои боевые травмы, мы прогулялись, мило беседуя, обменялись телефонами и договорились в следующий раз пойти тоже вместе. К сожалению, встретиться второй раз у нас так и не получилось.

Ночью я несколько раз просыпалась от острой боли в больших пальцах ног (ага, вам смешно…). Утром мне нужно было ехать в языковую школу, потому я залепила пальцы пластырями, что помогло очень мало, и поковыляла к автобусу. В перерыве на обед терпение мое иссякло, и я купила в ближайшей аптеке заживляющий крем и пластырь с заживляющей пропиткой. Этот новый, волшебный пластырь мне пришлось наклеить в туалете ближайшего бара, после чего невыносимая боль сменилась терпимой, и мы отправились на осмотр достопримечательностей.

Пальцы зажили примерно через неделю, притом что я не переставала ходить на пляж, хотя серфингом пока не занималась. Два последующих урока пальцы мои не травмировали, но на меня налетела отважная серферша из Англии и поцарапала мой локоть (долго извинялась, рассказала про свое житье-бытье в Сиднее), кроме того, сама я поставила себе синяк на одном колене и расцарапала второе, чуть не попала в океанское течение и с трудом угребла подальше от голубой бутылки.

Несмотря на все это серфинг мне очень понравился, хотя теперь мне абсолютно ясно – трех занятий точно недостаточно. И не говорите мне, что это было понятно с самого начала.

Продолжение следует…

Wallaby and me

Несколько следующих записей в блоге будут посвящены моей поездке в Австралию.

В аэропорту меня встречал шофер с табличкой. Он спокойно сидел на кресле около входа, заложив ногу на ногу, — воплощение австралийского спокойствия. Всю дорогу мы оживленно болтали. Он рассказал, как однажды вез французскую студентку, которая совсем не говорила по-английски, но беспрерывно щебетала по-французски. Думая, что она просит его куда-то заехать, шофер позвонил своему другу, который перевел для него: «Она говорит, что так долго мечтала попасть в Сидней… Ей не верится, что она здесь…»

Мы не стали въезжать в туннель под мостом и проехали по верху, чтобы я могла посмотреть на самое знаменитое сооружение в Австралии – Сиднейский дом оперы. Я вертела головой, пытаясь смотреть одновременно вправо и влево. Через пару минут мы попали на участок дороги, с двух сторон огороженный бетонными плитами, где смотреть было не на что. Как объяснил мне шофер, эти плиты ограждают жителей от шума дороги. Плиты скоро кончились, и я снова могла глазеть по сторонам. По этому маршруту мне предстояло ездить каждый день.

На вопрос шофера я ответила, что приехала всего на 4 недели, но если мне понравится, я еще вернусь. «Тебе понравится, — сказал он. – Я еще не видел человека, которому бы не понравилась Австралия».

Первые впечатления

Первые дни я ходила по Сиднею с ощущением того, что меня несильно ударили по голове. Очень длинный перелет, разница в температурах (ведь здесь лето, когда у нас зима) и во времени (в Сиднее на 8 часов позже, чем в Санкт-Петербурге), люди кругом говорят по-английски… А еще пахнет по-другому, и звуки тоже совсем другие. Засыпая и просыпаясь, я слышала животных за окном. Легче всего опознать какаду (белых попугаев), которые резко кричат даже в полете. Многочисленных других птиц я по голосам не различала. По ночам шуршат опоссумы – с ними я позже встретилась в другом месте. А однажды, проснувшись среди ночи, я услышала тихое шипение. Окно было закрыто плотной сеткой от пауков и прочей нечисти, которой так много в Австралии, так что я не испугалась. Позже мне сказали, что это были летучие мыши.

Все светофоры в Сиднее пищат. Мерно пищат, когда горит красный свет, и заливисто – когда горит зеленый. Между прочим, зеленый свет быстро сменяется мигающим красным. По идее, мигающий красный означает, что те люди, которые уже переходят дорогу, могут спокойно продолжать идти, а вот те, кто еще не на проезжей части, должны ждать следующего зеленого света. В реальности спешащие люди в городе начинают переходить дорогу и при мигающем красном, а если зеленый долго не загорается, то и просто на красный. Кнопки на светофорах (нажмешь – и будет тебе зеленый) срабатывают далеко не мгновенно, так что возвращаясь домой по пустынным улицам поздно ночью, я иногда слышала заливистое щебетание светофора уже после того, как пересекла дорогу.

Самое полезное слово в Австралии – “Sorry”. Если кто-то нечаянно задел вас локтем или просто оказался на пути, вы непременно его услышите. Скоро это «Извините» начинает автоматически вылетать и из вас.

Транспорт

Видов общественного транспорта в Австралии три: автобусы, поезда и паромы. Проезд отнюдь не дешев, но можно существенно экономить, если купить единый билет. Студентам предоставляются скидки. Люди, посещающие языковые курсы, получают студенческие карты и приравниваются к студентам. Сама я покупала Green Weekly – билет, позволяющий мне путешествовать любым типом транспорта почти без ограничений. Входят в автобус в переднюю дверь, расплачиваются или просовывают карточку в слот специальных аппаратов, проверяющих срок действия карточки и сигнализирующих звуком о результатах проверки. На ручках около сидений есть красные кнопки, на которые нужно нажать, если хочешь выйти на следующей остановке. Водитель открывает заднюю дверь, а выходящие часто кричат ему свое «Спасибо».

Каждый день я ехала в центр города на одном и том же автобусе, том, который проезжал мимо ближайшей остановки в 7.20. В это время на работу ехали обычно одни и те же люди, лица примелькались и стали родными, но по пятницам трудно было узнать многих из них. Причина проста – по пятницам во многих компаниях день, когда костюм надевать необязательно. iPod даже и по пятницам оставался атрибутом большинства пассажиров. А однажды вечером передо мной в автобусе сидел мужчина, который смотрел крикет по мобильному телефону.

По вечерам и выходным автобусы ходят куда реже, чем днем, потому всегда нужно сверяться с расписанием. В то же время даже посреди ночи хотя бы раз в час да придет какой-нибудь автобус, едущий примерно в нужном направлении. По ночам я приезжала на остановку в 15 минутах ходьбы от дома и шла пешком.

Водители в автобусах, как правило, готовы помочь любому. Спросите что-нибудь у водителя и получите подробнейшую инструкцию, кроме того, они могут помочь затолкать тяжелый чемодан в специальное багажное место. Во многих автобусах есть специальные места для инвалидов в колясках, и это не считается чем-то из ряда вон выходящим.

Поезда в Сиднее заменяют метро, хотя добраться на них можно далеко не во всякую точку города. Вагоны двухэтажные. Ставить ноги на противоположное сидение категорически воспрещается под угрозой штрафа, о чем везде висят объявления. Ездят поезда быстро и тоже по расписанию, и им не нужно останавливаться на светофорах.

Паромы – вид транспорта крайне приятный в хорошую погоду. На них можно добраться до зоопарка Таронга, Мэнли и в некоторые другие места. Верхняя палуба заполняется туристами, бесконечно фотографирующими Сиднейский дом оперы, мост и небоскребы. На пароме мы впервые заметили надпись “If you see something, say something” и сделали ее своим девизом. Вообще-то надпись эта сама по себе не очень весела по смыслу, поскольку призывает сообщать «о сумках, пакетах, оставленных без присмотра», как говорят в нашем метро, но интерпретировать ее можно по-разному. Для нас это был призыв обмениваться впечатлениями и получать удовольствие.

Такси в Сиднее дорогие, и я на них проезжала только небольшие расстояния, обычно поздно вечером. Запомнилась одна поездка, от одного клуба до другого, когда таксист рассказывал о странных пассажирах, которые ему попадались: совершенно голой женщине, а еще о маме с дочкой, которые обменивались сексуальным опытом… Ночь, клубы, таксист с австралийским акцентом, рассказывающий невероятные истории, мои спутники – все это сильно походило на кино и не очень верилось, что все это происходит на самом деле.

Некоторые арендуют в Сиднее машину, и это не очень дорого. Проблема в том, чтобы найти парковку и при этом не разориться. Во многих торговых центрах парковка платная после нескольких часов, а там где она бесплатна, припарковаться не очень просто, сколько бы этажей парковка не занимала. Много платных дорог, плата снимается автоматически со счета, когда чип, прикрепленный под зеркалом, фиксирует факт проезда. Можно заплатить и по старинке, наличными, а если не получилось, достаточно позвонить по определенному телефону и оплатить проезд кредитной картой.

Продолжение следует…

Connecting people

Социальные сети плодятся в Интернете с невиданной скоростью, в том числе, и в русскоязычной его части. Их создатели, как правило, преследуют две основные цели:

  • раскрутить ресурс и заработать на рекламе;
  • раскрутить ресурс и выгодно его продать.

Эти две цели могут в явном виде не артикулироваться, и тогда появляются сети, созданные теми, кто желает принести пользу людям, освоить бюджет, полученный от инвестора, или просто потренироваться в программировании. Логично предположить, что те социальные сети, администраторы которых никак не реагируют на письма пользователей, движимы последними двумя мотивами.

Пользователям сетевые сети теоретически предоставляют следующие возможности:

  • находить новых людей со схожими интересами или просто интересным профилем;
  • восстанавливать старые связи с одноклассниками, друзьями, коллегами, бывшими супругами и поддерживать существующие;
  • делиться своими личными новостями и мыслями;
  • обмениваться интересными ссылками, фотографиями, звуковыми файлами и видео.

Как все это работает? Пользователь социальной сети заполняет свой профиль, в котором указывает информацию о себе и своих интересах, после чего ему предоставляется возможность пригласить других знакомых в ту же сеть, а также найти тех, кто уже есть в данной сети, причем искать можно по набору признаков, включая место учебы, работы, проживания, а также интересы или, например, любимые сетевые ресурсы. Поддерживать установившиеся связи можно с помощью сообщений, участий в дискуссиях на форуме и блогах участников, комментариев по поводу выкладываемых фотографий и т.д. Отмечу, что потенциально социальные сети могут быть удобным сочетанием блога, IM (ICQ, MSN и др.) и электронной почты.

Нужно сказать, что не все сети носят исключительно развлекательный характер, например, российская сеть Мой круг нацелена на поиск профессиональных связей и потенциальных партнеров, работодателей и наемной силы.

Я зарегистрирована в нескольких социальных сетях. Среди них есть уже упоминавшийся Мой круг, 7ruk, Одноклассники, TooDoo, а также зарубежные Facebook и orkut. Степень моей активности в них варьируется, и ни в одной из них я не провожу несколько часов. Более того, у меня сложилось впечатление, что социальные сети сами по себе редко могут удержать пользователя, не обремененного большим количеством свободного времени, хотя и могут быть полезными в некоторых случаях. Почему? Читайте дальше.

Поиск людей со схожими интересами

Практически во всех социальных сетях поиск людей со схожими интересами реализован предельно просто. Вы печатаете ключевые слова, после чего получаете список людей, сформулировавших свои интересы теми же словами. Не очень понятно, что делать после этого: не то уточнять, что каждый из вас понимал под ключевым словом (поскольку интерес «Чтение», скажем, может означать как страсть к шпионским детективам, так и научную степень по литературе), не то просто порадоваться предполагаемой общности. Можно, конечно, и начать обсуждать общие интересы на форуме социальной сети, но дискуссии по абстрактным предметам там, как правило, проходят вяло. На активных тематических форумах нередко стихийно формируются тесные сетевые сообщества, а вот люди в сетевых сетях, которые должны, по идее, быть связаны общими интересами, редко объединяются в относительно большие группы, ведущие дискуссии по конкретной тематике, не связанной собственно с социальными сетями как таковыми.

Про профессиональные связи, поощряемые в сервисе Мой круг, можно сказать отдельно. С трудом верится, что социальные сети в Интернете станут со временем мощным инструментом для поиска деловых контактов, за исключением отдельных случаев. Например, мне лично известен пример, когда одна американская компания отбила целую команду программистов у другой компании, связавшись с одним из программистов через социальную сеть. Такие случаи, однако, единичны. Профессиональные форумы и контакты в реальном мире дают гораздо больше возможностей оценить квалификацию того или иного специалиста, чем простой перечень работ, указанный пользователем. В общем случае социальные сети в очень малой степени способствуют облегчению поиска нужного специалиста. Механизм же рекомендаций гораздо эффективнее работает за пределами Интернета, потому что нашим реальным знакомым мы склонны доверять гораздо больше, чем знакомым сетевым.

Восстановление старых связей

В некоторых случаях социальные сети в Интернете действительно позволяют найти старых знакомых, а также поддерживать связь с теми, кому мы никак не соберемся отправить письмо. По сути дела, такие сети становятся своеобразными адресными книжками, всегда доступными в сети, а также способными расширяться автоматически, когда вас находит вновь зарегистрировавший пользователь. С другой стороны, сетей становится все больше, и в каждой из них нужно заполнять достаточно много сведений для того, чтобы вас можно было найти. Пользователи в разных сетях не пересекаются, а потому можно найти двух знакомых здесь, трех знакомых там, еще четырех совсем в другом месте…. Такое многообразие неизбежно приводит к тому, что поддерживать связи становится все труднее и труднее, физически невозможно посещать десяток социальных сетей ежедневно.

Кроме того, как ни печально, доступ в Интернет имеют далеко не все жители России, а еще меньший процент всего населения знает, что такое социальные сети. Сервис Facebook приобрел популярность во многом потому, что мода на него распространялась, как эпидемия, в одном университете за другим. В результате студенты регистрировались и продолжают регистрироваться сразу целыми потоками, а чем больше знакомых в вашей сети, тем полезнее социальная сеть как хранилище контактов и инструмент поддержания отношений.

Профессионалы в нашей стране вообще мало склонны входить в социальные сети и давать о себе много информации, и не в последнюю очередь потому, что практический результат от этого очень низок. Чтобы получить реальную отдачу от социальной сети, в нее нужно вложить много часов работы, которые можно потратить куда более эффективно.

Блоги

Говорят, из пользователей социальных сетей функцией блога пользуются единицы. Тем не менее, если в сетевой сети есть только функция поиска связей и людей со схожими интересами, делать в ней особо нечего, а потому пользователь в ней долго не задержится. Яркий пример – 7ruk. Первое время после регистрации некоторые мои знакомые посещали его каждый день по нескольку раз, спустя месяц никто из них туда больше не заглядывал.

Facebook предлагает решить вопрос просто – если у вас уже есть блог, его записи могут автоматически импортироваться через RSS. Таким образом, можно не разрываться между социальной сетью и ведением отдельного блога.

Обмен интересными материалами и ссылками

Некоторые социальные сети строятся на обмене интересными материалами. В том случае, если эти материалы не являются просто «смешными картинками», вполне можно найти единомышленников, разделяющих ваши хобби, хотя коллег по работе таким образом найти практически невозможно.

Отдельно хочу сказать про свой опыт взаимодействия с сервисом TooDoo, предназначенного для обмена информацией об интересных сайтах (обратите внимание на значок с синим символом бесконечности в разделе «Кнопки» на моем блоге). Конечно, этот сервис позволяет найти некоторые интересные ресурсы, но нередко он используется как механизм обмена ссылками между двумя блоггерами. И если какой-то человек обозначил, что читает ваш сайт в TooDoo, это вовсе необязательно значит, что он вас читает. Возможно, когда-то вы просто добавили его блог в число своих любимых и больше никогда его не открывали, и он отплатил вам взаимностью. А может быть, вы прокомментировали какое-то из его сообщений на блоге, а потом он нашел ваш блог в TooDoo и поставил вашему ресурсу оценку «хорошо». Конечно, даже если один постоянный читатель придет к вам через социальную сеть, это уже хорошо, но количество читателей в TooDoo – это очень приблизительный показатель истинной популярности ресурса, а использовать его как инструмент раскрутки сайта, на мой взгляд, не очень эффективно.

Итог: социальные сети в российском Интернете развиты пока слабо, и полезного эффекта от них крайне мало, однако сам факт их появления позволяет надеяться, что в будущем они облегчат поддержание связей с большим количеством знакомых. На большее я бы пока не рассчитывала.

Отслеживать

Get every new post delivered to your Inbox.